О домашних родах, боли, страхе и мужестве

К нам пришёл сын. И родили мы его дома. Без акушеров и врачей.

Мы это как-то сразу для себя так решили. Когда переехали сюда в Непал, когда нашли благодатный дом, окружённый жёлтыми рапсовыми полями, где быстро привыкаешь к горному воздуху и пению птиц и сверчков, как к норме. И где сразу стало очевидно, что да, вот тут-то и можно и семью и детей. Тут не будет стыдно призвать на землю светлую душу. Вы ж понимаете, о чём я?

Да и Алёна, моя жена, была твёрдо настроена. И было решено: домашние семейные роды. Мы не из пугливых, это уж точно. И все 9 месяцев она читала книжку за книжкой Игоря Чарковского, Зои Борисовой, Михаила Фомина (российские духовные акушеры, уникальные люди, первопроходцы), занималась собой, здоровьем. Я тем временем капитально отремонтировал дом, построил баню (не только можно, но и нужно беременным!), сделал душевую, оборудовал кухню, насажал под сотню саженцев фруктовых деревьев: манго, яблони, мандарины, персики, авокадо и прочее.

Когда час настал, мы были готовы. По крайней мере, мы так считали. Всё прошло благополучно, мы родили в воду в бассейн через 20 часов после начала родовой активности. Ранним утром началось, в полночь родили. Часть времени провели в бане, делающую мышцы и суставы эластичными, с утра по лёгким схваткам сходили на источник с живой водой, что в 200 метрах от дома, набрали в ковш живой воды для сына, чтоб облить его сразу после рождения для иммунитета.

Большую часть времени жена провела в бассейне. Какое-то время ходила, стонала, потягивалась, приседала. Иногда мы пели. Я топил баню, грел воду. Никакой суеты не было. Старался быть ненавязчивым и полезным. Между схватками тактично просил расслабить и отпустить все мышцы, надышивать тело кислородом. Я напоминал, что каждая схватка нужна, что это путь, что с каждой схваткой малыш немного продвигается и что ей нужно идти в неё, отдаться ей.

Я не могу сказать, что всё прошло так уж благостно, как мы грешным делом ожидали. Это всё же и больно тоже! Ох уж эти ожидания… И вот тут я хочу сказать совершенно личную мысль, можете соглашаться, можете нет. На самом деле это было невероятно благостно, но умеем ли мы принимать боль как часть жизни, как одно состояний, как благость, с благодарностью? Вот в чём вопрос. Обычно не умеем, мы ж избалованные комфортом малахольные слабачки.

Старшим поколениям приходилось много сложнее, чем нам, тяжёлый труд, тяжёлые условия. Им бы наши рассказы о боли, вероятно, вызвали бы просто смех. Мы что? Чуть голова заболит — таблетку. Чуть комар укусил — ой-ой надо побрызгать. Что мы знаем о боли? Мы привыкли воспринимать боль исключительно с негативом. А сторонясь её, мы тем самым завышаем её порог. Мы уже давно не охотники и не собиратели, мы ездим на комфортных машинах в стерильные супермаркеты за готовенькой едой, завёрнутой в пластик.

Проживая разные состояния психики в обездвиженных и динамических практиках, я раз от раза всё больше убеждался: что боль — это мощный трамплин. На випассане в Лумбини, гуру мне так прямо и сказал «We use pain», прими её, дескать, расслабься и не ведись, проживи её. В другой ситуации одно из самых сильных и светлых состояний самадхи, из тех, что я испытывал, у меня случилось именно после дикого страха физической смерти, когда не на шутку казалось, ну всё, Даня, до свиданья, приехали. Однако, когда я отдался этому страху и окончательно смирился с ним, невероятным хлопком меня выкинуло в неописуемое трансцендентное обезличенное состояние блаженства и покоя. И всё это было очень похоже на то, как Гроф описывает 3-ию и 4-ую перинатальную психоматрицу, матрицу преодоления и освобождения. Возможно, этот сценарий, этот трамплин, далеко не единственный в природе, но как-то так случилось, что я его чуть-чуть разведал для себя.

Но подготовиться к этому, не пережив, наверное, невозможно. Он огорошивает и застаёт врасплох, как ведро ледяной воды. Мы конечно же обставили дом свечами, поющими чашами, пением и молитвами. Но по-честному всё это работало лишь в начале. Изнуряющие схватки второй и третьей фазы родов, начавшиеся ранним утром, к вечеру изрядно вымотали Алёну, выбили из состояния контроля над происходящим, гормональный обстрел ввёл её в состояние, которое обычный человек назвал бы полнейший неадекват.

Видя это страдание, в озникало недоумение «Ну зачем же так больно рожать, ну может быть можно было как-то попроще организовать этот процесс? Эй, ребята наверху, подкрутите гайки, смилуйтесь!» Обсуждая потом, пришли к очевидному выводу, зачем нужна боль. А чтобы мы не ездили на комфортных автомобилях в стерильные супермаркеты за едой, завёрнутой в пластик. Чтобы сделали шаг в сторону своей изначальной природы. Чтобы в числе прочего пробудилось мужество, осозналась ответственность, поутихла гордыня, самолюбование. Это природный механизм посвящения.

А ещё, знаете, когда покупаешь еду в супермаркете, очень легко ведь не доесть, выбросить, а когда ты затратил силы, вырастил-родил её сам, это совсем другое. Меня лично этот момент касается напрямую.

Когда умирает эго, даже малая его часть, совсем чуть-чуть, сначала всегда больно, но за болью следует облегчение, за сильной болью — катарсис. В родах умирает девочка, но рождается Мать. Умирает мальчик и рождается Отец. Кажется, это именно так и устроено. И это сложнее пережить-почувствовать в кафельных стенах роддомов, от которых веет страхом скальпеля, когда вокруг суетятся незнакомые люди в белых халатах. Поэтому конечно я за семейные домашние роды. Но с оговоркой: решившись раз, подготовьтесь, почитайте книги (список ниже), посмотрите видео.

Да есть ещё ряд весьма грустных медицинских факторов не в пользу роддомов. Но всё же главным во всём этом для нас был вот этот произошедший обряд посвящения в родители. Тут не схалтуришь, не повесишь рождение ребёнка на врачей, тут мужчина вынужден взять на себя всю ответственность — думаю, это для всех мужчин это будет полезным обрядом. И аналогичный кульбит для женщины. Она вынуждена отдаться и полностью довериться своему мужу, тут не будет масок и не до игр ума. Но главное, знаете, когда принимаешь в руки своего сына, мужики… это, ох, дорогого стоит.

Очень радует тот факт, что живя на природе, нам не приходится защищаться от города и давать ему дань. Нет стрессов, молоко льётся будь здоров, не нужны молокоотсосы. У нас до сих пор нет даже бутылочки! А зачем? Всё в молоке. Нет коляски, кроватки, радио-нянь. И всей той индустрии, которую навешивают в городах, озабоченным родителям, как необходимую. У нас даже нет ползунков!! Только пара клеёнок и несколько десятков пелёнок и тряпочек. На дворе тепло, а ночью спит малыш с нами. Всё как-то очень просто и естественно.

А женщина-то моя как расцвела после родов! С той, которая была год назад рядом не поставить, честное слово.


Героев нет

Они вымерли. Это в древних эпосах человек мог преодолеть пешком огромные расстояния, чтобы найти Учителя и отыскать Истину. Сейчас учителя можно купить в несколько кликов, и он сам к тебе придёт и сразу десять.

К нам пришла музыка

Где-то пол года назад я стал давать уроки игры на музыкальных инструментах для местных детишков: дудук, флейта, гитара и так далее, у меня их штук 20.

«Сны ветвей»

Обрядовые песни, погружающие в мир первородных образов и архетипов, проявляющих естество, очищающие душу.

Зайчик! Шарик! Счастье!

У моего сына слова «шарик» и «зайчик» получаются как-то одинаково. Что-то вроде «сясья». И на слух слышится «счастье».

Весна в поселении

Помещики мы, как тут шутят. Живём в родовом поместье в Краснодарском крае. Гектар земли и уже посадили около 100 садовых деревьев, развели небольшой огород. Просторы во все стороны.

Клип «Видеть тебя»

Чудесное неслучайное знакомство на Пангане с Косом и Лу, затем два месяца на Бали и вот результат совместного труда: первый мой клип на песню «Видеть тебя».

Океан волнуется, а вселенная человечится

То, что люди ощущают себя одинокими и очень временными посетителями во Вселенной, находится в прямом противоречии со всем, что говорит о человеке (и других организмах) наука.

Отношения — это несерьёзно вообще

Лучше от этого слова отходить даже. Семья — вот что по-настоящему.

Семя любви и сострадания

Трендовая ныне «буддийская» пустота, пока она не оплодотворена семенем чистой любви и сострадания — в сущности своей походит на стриптизёршу — вроде красиво, но не то.

Серия статей из Непала

В Непале мы с любимой прожили около двух лет. Это больше, чем в любой другой стране. Здесь рождалась наша семья, родился наш сын.

Махадэнс

Даниил Йоль приглашает поиграться, проснуться, оживиться, встряхнуться, перезапуститься и растанцеваться в формате Махадэнс.

Бизиборды-деревяки

Добро пожаловать в интернет-магазин авторских детских игровых досок, где всё вертится, щёлкает, мигает, двигается, где всё можно, всё безопасно и так интересно!

Это реально опасно!!!

Внимание! Этот текст может пошатнуть психическое равновесие. Не уверен — не обгоняй! А лучше уходи вообще. Включи телевизор, посмотри новости. Всё ещё здесь? Зачем? Смотри, сколько всего интересного в мире! Ну как хочешь.

320 непальских рупи

8 утра. Слегка голодный несусь по узкой залитой солнцем улочке Патана, пригорода Катманду.

«Wi-Fi иногда» (про Лаос)

Лаос — странный. И пока ещё малопонятный. Первое, что бросается почти сразу, — Лаос не заигрывает и не любезничает с тобой, фарангом-туристом. И это, честно говоря, клёво.

Уютный тёплый Львов

Город, жители которого оставляют ключи от дома под ковриком. Игрушечно-сказочный, волшебно-изумрудно-гудвиновский, обшарпанно-вкусный, пропитанный революционным духом, местными «чудовыми» легендами, исторически потрёпанный, но живой.

«Я занят»

Пару дней назад я встретил на улице подругу. Остановился, спросил: «Как ты, как семья?» Она посмотрела на меня снизу вверх и тихо пробормотала: «Я так занята... Так сильно занята. Столько всего навалилось, не представляешь».

«А как вы заставляете его учиться дома?»

Вопрос про семейное образование, который я чаще всего слышу. И всегда отвечаю: «Вообще не заставляю». Это правда.