«Я занят»

Пару дней назад я встретил на улице подругу. Остановился, спросил: «Как ты, как семья?» Она посмотрела на меня снизу вверх и тихо пробормотала: «Я так занята... Так сильно занята. Столько всего навалилось, не представляешь».

Почти сразу я столкнулся со своим другом и спросил, как он. И опять тот же тон, тот же ответ: «Я так занят... столько всего надо сделать». Дребезжащий голос, усталый, надтреснутый.

Так не только со взрослыми. Когда мы лет десять назад переехали в Северную Каролину, мы пришли в восторг: огромный город, прекрасные школы. Мы поселились в хорошем районе, где жили семьи с детьми. Я был уверен: всё прекрасно.

Через пару дней после переезда мы предложили дружелюбным соседям, чтобы наши дочки собирались и вместе играли. Соседка — отличный, к слову, человек — потянулась за телефоном и открыла ежедневник. Она листала его... и листала... и листала. Долго листала. Наконец, она сказала: «Вот, у нее есть свободные 45 минут через две с половиной недели. Остальное время занимают гимнастика, фортепиано и уроки вокала. Она просто, ну... очень занята».

Эта ужасная, разрушительная привычка «быть занятым» развивается в нас очень-очень рано.

Мы когда-нибудь закончим жить вот так? Почему мы творим такое с собой? Почему так поступаем со своими детьми? Когда именно мы забыли, что мы люди, а не машины?

Для детей нормально грустить, бегать по лужам, играть, ошибаться и даже скучать. Все мы любим наших детей. Но почему мы тогда с детства перегружаем их, чтобы в их жизни был вечный стресс и ни минуты свободного времени — как у нас?

Что случилось с тем миром, где мы могли сидеть с любимыми людьми и, не торопясь, рассуждать о том, что думаем и чувствуем? Где беседы, полные красноречивого молчания, которое не нужно прерывать?

Как мы создали мир, где у нас горы дел, вещей и совсем нет времени отдыхать, размышлять, общаться, просто быть?

Мы же читали Сократа: «Человеку, который не постигает жизнь, и жить не стоит». Как нам прикажете постигать, быть, становиться человеком, если мы настолько заняты?

Эта болезнь под названием «Я занят» (и это уже диагноз) разрушительна для нашего здоровья и благополучия. Она мешает нам быть рядом со своей семьей, когда мы все сидим в одной комнате. Она не дает нам создать то «родство душ», которого мы так отчаянно жаждем.

С 1950 года появилось столько новых технологий. Мы думали (нам обещали!), что прогресс сделает жизнь проще, понятнее, свободнее. А на деле нет у нас никакой свободы, мы не можем просто отдыхать, как могли всего несколько десятков лет назад.

Для так называемой «элиты» общества граница между работой и домом стерлась вовсе. Мы все время пялимся в планшеты. Всё. Наше. Гребаное. Время.

Смартфоны и ноутбуки означают, что нет никакой разницы между офисом и домом. Дети засыпают, и мы снова онлайн.

Моя личная ежедневная война — это лавина электронных писем. Черт, да я уже объявил личный джихад против электронной почты. Я вечно похоронен под сотнями писем и понятия не имею, как с этим покончить. Я все перепробовал: отвечал на письма только по вечерам, не читал их по выходным, просил людей о личной встрече вместо пары строк. А письма всё копятся и копятся: личные, рабочие, реклама, спам. И люди ожидают ответа — прямо сейчас, не завтра. И я тоже, оказывается... я так занят.

У других еще хуже. Многие работают на двух работах за мизерную зарплату, чтобы семья держалась на плаву. Двадцать процентов наших детей живут в бедности, а наши пожилые родители вынуждены подрабатывать сторожами и техничками, чтобы сохранить крышу над головой и есть досыта. Мы заняты.

Так жить нельзя.

Когда я спрашиваю: «Как ты?», о чем я на самом деле спрашиваю?

Я спрашиваю не про список дел и не про то, на сколько писем вам еще надо ответить. Я спрашиваю, что творится сейчас в твоём сердце. Так скажите мне.

Скажите, что ваше сердце радуется, или болит, или грустит, скажите, что ваше сердце жаждет человеческого тепла. Загляните сами в свое сердце, а затем расскажите мне. Если я спрашиваю, я хочу знать — знать ответ живого человека.

Скажите, что вы еще помните, что вы человек, а не машина, которая автоматически вычеркивает пункты из списка дел. Давайте поглядим друг другу в глаза, пожмем руки. Давайте просто поговорим: разговор прогонит стресс, хотя бы частично, по дарит ощущение, что вы не один.

Возьмите меня за руку, посмотрите в глаза и будьте целиком со мной всего одну секунду. Расскажите о вашем сердце и заставьте проснуться мое сердце. Помогите мне вспомнить, что я тоже человек, который жаждет человеческого тепла.

Я преподаю в университете, где студенты умеют «ударно учиться и ударно отдыхать» и гордятся этим. Это отражение жизни всех нас: даже когда мы расслабляемся, мы окунаемся в тот же мир перенапряжения. Наш отдых — такие же действия: яркие блокбастеры и спорт до седьмого пота.

И что делать, спросите вы? Я не знаю. Нет у меня никакого волшебного решения. Всё, что я знаю, — мы теряем способность жить настоящей человеческой жизнью.

Нам нужно по-другому относиться к работе и технологиям. Мы же знаем, чего хотим: осмысленности, чувства общности, хорошей жизни. Речь не только о том, чтобы «вкусней поесть» и «купить айфон покруче». Мы хотим жить по-человечески.

Поэт Уильям Йейтс писал: «Человеку, который решится изучить темные уголки собственной души, нужно больше мужества, чем солдату на поле боя».

Как нам изучать темные уголки собственной души, когда мы так заняты? Как нам постигать жизнь?

Я надеюсь, что вы предложите дельное решение: как начать жить, как изменить наше общество.

Я хочу, чтоб мои дети бегали по лужам, мечтали и даже скучали — учились быть людьми. Хочу жить в мире, где мы можем остановиться, посмотреть друг другу в глаза, прикоснуться и вместе понять, что творится в наших сердцах.

Я возьму паузу, чтобы подумать о собственной жизни, прислушаться к своей усталой душе, чтобы узнать, кто я такой.

В вашем сердце творится то же самое?

Давайте хотя бы попробуем построить мир, в котором, когда один из нас говорит: «Я так занят», второй ответит: «Знаю, друг. Знаю. Мы все заняты. Но расскажи мне, что творится в твоем сердце».

Автор: Omid Safi


Героев нет

Они вымерли. Это в древних эпосах человек мог преодолеть пешком огромные расстояния, чтобы найти Учителя и отыскать Истину. Сейчас учителя можно купить в несколько кликов, и он сам к тебе придёт и сразу десять.

К нам пришла музыка

Где-то пол года назад я стал давать уроки игры на музыкальных инструментах для местных детишков: дудук, флейта, гитара и так далее, у меня их штук 20.

«Сны ветвей»

Обрядовые песни, погружающие в мир первородных образов и архетипов, проявляющих естество, очищающие душу.

О домашних родах, боли, страхе и мужестве

К нам пришёл сын. И родили мы его дома. Без акушеров и врачей.

Зайчик! Шарик! Счастье!

У моего сына слова «шарик» и «зайчик» получаются как-то одинаково. Что-то вроде «сясья». И на слух слышится «счастье».

Весна в поселении

Помещики мы, как тут шутят. Живём в родовом поместье в Краснодарском крае. Гектар земли и уже посадили около 100 садовых деревьев, развели небольшой огород. Просторы во все стороны.

Клип «Видеть тебя»

Чудесное неслучайное знакомство на Пангане с Косом и Лу, затем два месяца на Бали и вот результат совместного труда: первый мой клип на песню «Видеть тебя».

Океан волнуется, а вселенная человечится

То, что люди ощущают себя одинокими и очень временными посетителями во Вселенной, находится в прямом противоречии со всем, что говорит о человеке (и других организмах) наука.

Отношения — это несерьёзно вообще

Лучше от этого слова отходить даже. Семья — вот что по-настоящему.

Семя любви и сострадания

Трендовая ныне «буддийская» пустота, пока она не оплодотворена семенем чистой любви и сострадания — в сущности своей походит на стриптизёршу — вроде красиво, но не то.

Серия статей из Непала

В Непале мы с любимой прожили около двух лет. Это больше, чем в любой другой стране. Здесь рождалась наша семья, родился наш сын.

Махадэнс

Даниил Йоль приглашает поиграться, проснуться, оживиться, встряхнуться, перезапуститься и растанцеваться в формате Махадэнс.

Бизиборды-деревяки

Добро пожаловать в интернет-магазин авторских детских игровых досок, где всё вертится, щёлкает, мигает, двигается, где всё можно, всё безопасно и так интересно!

Это реально опасно!!!

Внимание! Этот текст может пошатнуть психическое равновесие. Не уверен — не обгоняй! А лучше уходи вообще. Включи телевизор, посмотри новости. Всё ещё здесь? Зачем? Смотри, сколько всего интересного в мире! Ну как хочешь.

320 непальских рупи

8 утра. Слегка голодный несусь по узкой залитой солнцем улочке Патана, пригорода Катманду.

«Wi-Fi иногда» (про Лаос)

Лаос — странный. И пока ещё малопонятный. Первое, что бросается почти сразу, — Лаос не заигрывает и не любезничает с тобой, фарангом-туристом. И это, честно говоря, клёво.

Уютный тёплый Львов

Город, жители которого оставляют ключи от дома под ковриком. Игрушечно-сказочный, волшебно-изумрудно-гудвиновский, обшарпанно-вкусный, пропитанный революционным духом, местными «чудовыми» легендами, исторически потрёпанный, но живой.

«А как вы заставляете его учиться дома?»

Вопрос про семейное образование, который я чаще всего слышу. И всегда отвечаю: «Вообще не заставляю». Это правда.